Авторы статьи намерены проанализировать, чем является продовольственный суверенитет в ситуации, когда общественная инициатива и активизм сельских жителей ослаблены предшествующим советским и постсоветским опытом индифферентного политического существования на фоне громкой государственной идеологической компании об укреплении продовольственной безопасности. Фокусируясь на российских реалиях, мы обрисовываем контуры особого типа продовольственного суверенитета и, отталкиваясь от концепта «тихая устойчивость», определяем его как диверсифицированный, закамуфлированный и сформированный «снизу» — тихий продовольственный суверенитет. В нем роль и значение личных подсобных хозяйств всячески преуменьшается государством и отчасти самими домохозяйствами: и они, и государство склонны рассматривать личные подсобные хозяйства не как альтернативу агропромышленному комплексу, а как некое его дополнение (хотя порой именно продукцию домохозяйств отличают более высокие показатели полезности, экологичности и социальной значимости). Тихий продовольственный суверенитет часто исключает ту открытую полемику, которая обычно ассоциируется с гарантиями продовольственной безопасности. В статье мы обозначаем перспективы развития тихого продовольственного суверенитета как движение населения снизу за продовольственную безопасность, подчеркивая важность исследования неявных повседневных форм ее обеспечения.

Additional Metadata
Persistent URL hdl.handle.net/1765/95694
Citation
Visser, O, Mamonova, N.V, Spoor, M.N, & Nikulin, A. (2015). Quiet food sovereignty in loud food security (in Russian). In Krestyanovedenie 2015. Teoriya. Istoriya. Sovremennost. Uchenye zapiski. (pp. 10–35). Retrieved from http://hdl.handle.net/1765/95694